Верхний пост

Всем доброго времени суток! Меня зовут Дмитрий.
Спасибо что заглянули в мой журнал. Здесь будут со временем (я надеюсь :) ) собраны различные очерки о моём созерцании мира, наблюдении за дикой природой, фотографии различной живности - преимущественно птиц. Кроме того под замком, обычный, уже ставший нынче старомодным - интернет дневник с повседневными мыслями, и бытоописанием. Если что добавляйтесь в друзья. Рад заглянувшим!

Волею судьбы у меня прогрессирующее заболевание нервной системы (шизофрения, близкая по течению к аутизму (негативная), 2 группа инвалидности) и мне крайне сложно общаться с людьми в живую. Я устал стесняться своего диагноза. Этот дневник ещё и попытка "окна в мир", стремление показать мир так, как вижу его я и стремление поделиться запечатленным на фото мгновением красоты. Природа мой источник вдохновения, покоя и сил жить дальше.

Wood Warbler (Phylloscopus sibilatrix)
Пеночка-трещотка (ƒ/4.5 1/500 ISO400 200.0mm --- Canon EOS 550D --- EF70-200mm f/4L Non-IS USM)

Чернозобая гагара в Строгино

Уже целый месяц на Строгинском затоне в Москве откуда то взялся редкий гость с севера. Чернозобая гагара. Молодая птица (так что окраска несколько нетипична, плохоузнаваема - но обычна для молодых птиц этого вида).

Arctic Loon (Gavia arctica)

Collapse )

Толпы фотографов-бёрдвотчеров честно говоря угнетают своим присутствием. Коростеля гоняли как загнанную дичь, с манками со всех сторон. Разве что не с улюлюканьем. Сегодня его не было и слышно.
Надо учиться рисовать. Не дело это. Двести человек ту же самую гагару сняли. Вчера тоже толпа была - человек 10. Ну нафиг, завязываю. Хоть и прекрасно понимаю что с рисованием ничего не выйдет. Артбрют выглядят искреннее, хоть что то уникально своё. А фото, только когда душа попросит на природу.

Лев Николаевич Толстой - Исповедь

У Л.Н. Толстого оказывается есть одно очень занимательное автобиографичное произведение. Называется "Исповедь". Случайно о ней услышал
И как человек ищущий был изумлён начав её читать - все те мысли с которых он начинает я прокучивал у себя в голове сотни раз, словно в меру своих возможностей и времени-века проходя его жизненный путь. В электронке тяжко и непревычно читать, это надо видеть в бумаге. Видимо в чём то мы были похожи, хотя подозреваю автобиографичность чередуется с художественными преувеличениями. В исканиях смысла и сути. Словно читаешь свой дневник из другой жизни. Надо бы набраться сил дочитать, к каким выводам он пришёл, с высот своей долгой жизни и безмерного опыта. Всё же я и близко не Лев Толстой, но мысли о чём то вечном, о мучительности и по сути тщете жизни перед ликом смерти, тщетности по сути всего - невозможности из за этого разумно действовать (зачем? в чём толк если всё пропадёт?), приходили и мне, но я не мог описать их так ясно чётко и красиво

Вольнодумство (или пропускание всё через себя, а не слепое следование догматам) ни чем хорошим не могло для него закончится. Не удивительно что его в итоге отлучили от церкви за поиски Истины. (А вовсе не за Анну Каренину или Войну и Мир)

Перерыв

В связи с третий волной ковида птицы отменяются на неопределенный срок.
Решил самоизолироваться.
Прививаться мне нельзя по мед показаниям - не нулевая (10-20%) возможность скоропостижно умереть от анафилаксии. И слава богу, этой дрянью (спутник и компания) я прививаться всё равно бы не стал, а пфайзер (с хотя бы доказанной эффективностью и возможными рисками) к нам всё равно не завезут.

Думаю..через пять лет мне должно стукнуть - 40. Может затеять авантюру и пять лет жёстко экономя копить на нормальный объектив "как у белого человека :)", или это уже безумие не по средствам...Кажется скорее что второе. А там бы вернуться с новыми силами и техникой.
Немного копаюсь с программированием, смотрю аниме

какие то мысли в блоге думаю по случаю время от времени будут появляться

Седьмая печать

"Седьмая печать" (Бергман)

— Я хотел бы исповедоваться истово, но душа моя пуста. И эта пустота как зеркало. Я смотрю на себя в это зеркало, и меня охватывает ужас. Безразличие к людям извергло меня из их среды. И я живу в мире призраков, пленник своих грез и фантазий.
— И всё-таки умирать не хочешь?
— Хочу.
— Что же ты ждёшь?
— Я должен знать.
— То есть тебе нужны гарантии?
— Называйте, как хотите. Неужели так уж немыслимо познать Бога, почувствовать Его. Почему Он скрывается от нас в тумане невнятных обещаний, незримых чудес? Как верить верующим, когда не веришь даже самому себе? Что станет с теми, кто жаждет веровать, но не умеет? И что будет с теми, кто не желает и не умеет? Почему я не могу убить Бога в себе? Почему Он так мучительно до унизительности продолжает жить во мне, хотя я проклинаю Его, жажду вырвать из своего сердца? Почему несмотря ни на что, Он как издевательство остаётся реальностью, и от неё невозможно освободиться? Вы слушаете меня?
— Слушаю.
— Я хочу знать. Не верить, не предполагать, а знать. Хочу, чтобы Бог протянул мне Свою длань, явил Свой лик, заговорил со мной.
— Но Он безмолвствует.
— Я кричу Ему в туманный мрак, но там словно никого нет.
— Может, и правда, нет.
— Тогда жизнь — это невыносимый ужас. Невозможно осознавать, что всё тщетно, а впереди только смерть.
— Многие не задумываются ни о смерти, ни о тщете жизни.
— Но наступит последний день, когда придётся заглянуть в бездну.
— Да, наступит.
— Я понимаю Вас, мы олицетворяем свой страх, создаём его образ и называем этот образ Богом.
— Тебя что-то беспокоит.

-------------
— Ты доволен?
— Йона, тебе не кажется, что в этой жизни всё так…
— Да! Не думай об этом.
— …глупо, вот как.
------------

— И что это такое?

— Пляска смерти.
— А это смерть?
— Да, пляшет и увлекает всех за собой.
— Зачем ты малюешь такие страсти?
— Людям полезно напоминать, что они смертные.
— Это не добавит им радости.
— А кто сказал, что их надо все время радовать? Иногда стоит и попугать.
— Тогда они не будут смотреть твою картину.
— Будут, череп притягивает ещё больше, чем голая бабенка.
— Если ты их напугаешь…
— Они задумаются.
— И?
— Ещё больше напугаются.

Серебристые облака

Сегодняшние мгновения над Москвой. Серебристые облака. Природное явление иногда случающееся летом. Наблюдается в средних широтах обоих полушарий Земли. Самые высокие облака, практически космические, состоящие из кристалликов льда.
Silvery clouds over Moscow

Надежда

Странная вещь надежда - она как сладкий яд - поддерживает нас и в то же время медленно убивает.

Надеешься на лучшее - вот потерпи ещё чуть-чуть и будет лучше, вдруг что то изменится к лучшему? Вдруг болезнь отступит или изобретут лекарство? Но лучше не становится, а объективно - всё хуже и хуже. Медленно угасаешь - воля, желание, стремления, способность получать удовольствие. Мечтаешь о дне когда не будет ножевой боли души в груди. Религии убеждают вытерпеть всё до самого конца. Религии жестоки.
Но что ещё остаётся? Хотя порой кажется что лучше ни на что не надеется, ничего не ждать и ни во что не верить.

Оглядываясь назад

Психиатрия лишила меня всего. Ещё сильнее болезни. Опустила на самое дно социума.

Обучения в вузе (авиатехник). Затем учёт в ПНД и выяснилось что с судимостью и то легче устроится на работу. Соматика полетела в хлам вслед за психикой от безуспешного упорного лечения. (Проблемы с сердцем, лишний вес из-за повышенного пролактина, проблемы с зубами(анафранил этим славится))

Единственная практическая помощь - инвалидность